Признание отмененного арбитражного решения

Арбитраж, как альтернативный способ разрешения споров, получает все большую популярность в бизнес-практике.
Такая ситуация связана с тем, что Нью-Йоркскую Конвенцию 1958 года, регулирующую порядок признания и приведения в исполнение арбитражных решений, подписали более 150 стран. Идея получить инструмент, позволяющий взыскивать долг в разных странах в относительно простом порядке, выглядит очень привлекательной для международных корпораций.
Дополнительный интерес иностранных инвесторов к арбитражу вызван скепсисом в отношении российской судебной системы.
В соответствии со ст. V Конвенции одним из оснований для отказа в признании и приведении арбитражных решений в исполнение является отмена решения судом места его вынесении.
Привычная бизнес-логика полностью принимает это: решение нельзя исполнять, если оно отменено. Но не все так очевидно.
Являясь негосударственным институтом, арбитраж взаимодействует с государственным судом, в основном, в части проверки процедуры рассмотрения спора. Вопросы собственно права, как правило, возникают при критическом противоречии между решением арбитража и правом страны в месте проведения арбитража или выдачи экзекватуры на решение.
Итак, что же происходит с арбитражным решением при вынесении государственным судом своего акта об отмене арбитражного решения? Ответ любопытен — ничего не происходит. Появляется новый документ — решение государственного суда. Понятно, что исполнить решение арбитража в том же государстве в этом случае вряд ли получится. Исполнительный документ просто не будет получен.
Но как это выглядит в иной юрисдикции? Арбитражное решение остается тем же самым. А вот попытка его признать и привести в исполнение (то есть, получить экзекватуру) будет завесить уже от оппонента признающей стороны — сообщит ли он об отмене арбитражного решения в месте вынесения.
В том случае, когда суду, решающему вопрос о выдаче экзекватуры, приходится исследовать не только арбитражное решение, но и решение о его отмене, начинается самое интересное. Связан ли судья одного государства актом судьи другого государства, который отменил решение частных арбитров? И вот тут мнения судей расходятся.
Судебная практика в разных странах совершенно разная: одни суды признают арбитражные решения, невзирая на их отмену, другие — отказывают в признании отмененных решений, третьи — признают, при соблюдении определенных условий.
Первый пример — Франция. Суды Франции признают и приводят в исполнение отмененные арбитражные решения, если отсутствуют иные основания для отказа в выдаче экзекватуры, кроме отмены решения по месту его вынесения. При этом если после отмены будет вынесено новое арбитражное решение по тому же предмету спора, признать и привести его в исполнение во Франции уже не получится.
Второй пример — Германия. Здесь проявляется другая крайность. Суды ФРГ однозначно отказывают в признании и приведении в исполнение отменных арбитражных решений. Но здесь есть и исключение. Исключение работает при соблюдении двух условий:
  • страна отмены арбитражного решения является участницей Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 года;
  • основания для отмены арбитражного решения не поименованы в ст. IX Конвенции.
При указанных обстоятельствах отмененное арбитражное решение может быть признано и приведено в исполнение в ФРГ при отсутствии иных оснований для отказа в выдаче экзекватуры, даже если оно отменено в стране его вынесения.
Третий пример. Подход предложен в Нидерландах, США и Великобритании. Здесь отмененное арбитражное решение может быть признано и приведено в исполнение при наличии оснований для непризнания отменяющего его судебного акта — в исключительных случаях. То есть важным становится не факт отмены, а обстоятельства, связанные с отменой.
Такой случай имел место однажды — это нашумевшее дело Юкоса. В данном деле основанием для признания и приведения в исполнение отмененного в России арбитражного решения стали два ключевых обстоятельства: национализация активов Юкоса и уголовное преследование его руководства. То есть политические мотивы, которые, по мнению судов, свидетельствовали о небеспристрастности и зависимости российских судов.
Важно отметить, что рассмотренный третий пример в настоящий момент был успешно применен только в одном деле, и это дело Юкоса. Иные примеры рассмотрения дел о признании и приведении в исполнение отмененных арбитражных решений в США, Нидерландах и Великобритании требуют отдельного изучения.
Итак, если арбитражное решение было отменено, то это совсем не значит, что дело прекращено.
Стороны в таком случае входят в продолжительную стадию поиска активов проигравшей стороны и попыток признания и приведения в исполнение уже отмененного арбитражного решения. То есть, вполне простая, на первый взгляд, правовая конструкция оказывается не такой уж и простой.
Что можно рекомендовать с практической точки зрения? Пожалуй, только одно. При структурировании сделок стоит использовать такие механизмы обеспечения исполнения обязательств и такие экономические условия, при которых арбитраж будет еще одним, не основным средством защиты сторон по договору,  либо не потребуется в принципе.
Если же арбитраж неизбежен, то к его проведению стоит относиться исключительно профессионально — на какой бы стороне Вы ни находились. Именно в арбитраже, как нигде, пожалуй, именно из тысячи важных мелочей складывается один, но большой успех.