Арбитражное (третейское соглашение) и добросовестность

Общее правило передачи дел на рассмотрение третейского суда (арбитража) предусматривает, что третейское (арбитражное) соглашение считается заключенным в письменной форме, если оно заключается путем обмена процессуальными документами (в том числе исковым заявлением и отзывом на исковое заявление), в которых одна из сторон заявляет о наличии соглашения, а другая против этого не возражает.

Соответственно, если одна из сторон направила исковое заявление, ссылаясь на третейское (арбитражное)  соглашение, а вторая – отзыв по существу исковых требований, не оспаривая при этом соглашение, то она утрачивает право возражать против действительности (заключенности) соглашения как в дальнейшем в ходе рассмотрения спора арбитрами (третейскими судьями), так и в делах об отмене или принудительном исполнении арбитражного решения. Вместе с тем, современная российская судебная практика выработала еще один случай, когда одна из сторон утрачивает такое право.

Так, в одном из дел Коллегия по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации (далее – Коллегия) допустила возможность лишения недобросовестной стороны права на возражения против действительности (заключенности) третейского (арбитражного) соглашения, даже в случаях, когда такая сторона не участвовали в арбитраже.

Согласно материалам дела, между ОАО «Производственное объединение «Пресса-1» и ООО «ЭВМ» был заключен договор аренды, который был зарегистрирован соответствующим органом Росреестра. В последующем к данному договору было заключено дополнительное соглашений, которое, в том числе, включало третейское соглашение. Однако, это дополнительное соглашение зарегистрировано не было.

Далее ООО «ЭВМ» уступило право аренды на часть помещений ИП Макееву А.Н., а объект аренды был продан ООО «Элит Девелопмент», которое в силу положений ст. 617 ГК РФ стало арендодателем. При этом новый собственник не был уведомлен о наличии дополнительного соглашения к договору аренды, содержащего третейскую оговорку.

Между ООО «Элит Девелопмент» и ИП Макеевым А.Н. возник спор, рассмотрение которого было передано третейскому суду в соответствии с третейским соглашением. Третейский суд рассмотрел спор и вынес решение в пользу ИП Макеева А.Н. При этом, будучи надлежащим образом уведомленным о рассмотрении спора, ООО «Элит Девелопмент» просто проигнорировало его.

После вынесения решения ИП Макеев А.Н. обратился в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа, а ООО «Элит Девелопмент» – с заявлением об отмене решения третейского суда.

Ключевым аргументом (возражением) ООО «Элит Девелопмент» в обоих судебных процессах явился тот факт, что дополнительное соглашение к договору аренды не было зарегистрировано, а общество при приобретении объекта аренды не было уведомлено о существовании такого дополнительного соглашения. Соответственно, ООО «Элит Девелопмент» не заключало третейскую оговорку, а в рассмотрении спора третейским судом не участвовало.

Данные доводы Коллегия посчитала неубедительными. Как указ суд, «поскольку в настоящем случае о факте предъявления предпринимателем дополнительного соглашения третейскому суду в качестве основания для подачи иска заявителю было известно на стадии третейского разбирательства, отсутствие заявления о том, что третейский суд не обладал компетенцией, в начале третейского разбирательства и дальнейшее бездействие заявителя в процедуре третейского разбирательства не может рассматриваться, исходя из обстоятельств конкретного правоотношения и при отсутствии доводов по существу спора, как добросовестное процессуальное поведение и влечет за собой утрату права на возражение (эстоппель) в государственном суде»[1].

Таким образом, недобросовестное уклонение одной из сторон от участия в рассмотрении спора в третейском суде (арбитраже) (в том случае, если она была надлежащим образом уведомлена о рассмотрении спора) может лишить ее права на возражения против компетенции третейского суда (арбитража) в дальнейшем.

[1] Определение Верховного Суда Российской Федерации от 21.09.2018 № 305-ЭС18-6787.